О свободе

«Если ты когда-нибудь обнаружишь себя в неправильной истории, уходи»
Мо Виллемс

Хотел сначала назвать статью «О свободе и соцсетях», но передумал. Со свободой мы сейчас по-быстрому разберемся, а вот про социальные сети еще писать и писать.

В одной из предыдущих статей про налоги я писал, что налоги это по сути грабеж, узаконенный рэкет организованной группы людей, создавших аппарат подавления и т.д.

При этом, в качестве альтернативы, приводил пример столь любимых мною дикарей, у которых нет никаких налогов, полиции, тюрем и прочего аппарата подавления.

Почему же они живут довольно счастливо и организованно? Почему сильные не эксплуатируют слабых? Почему заботятся друг о друге? Почему совместно решают масштабные по их меркам задачи?

Ответ на эти вопросы подсказал очередной фильм BBC про амазонских дикарей. Там один папуас пошел против воли соплеменников, женился кажется на женщине из враждебного племени. Не одобрили сограждане в общем. Там оказывается все племена друг друга знают, у всех есть родственники и друзья у соседей, есть и враги.

Что сделал этот туземец? Да просто собрал свои манатки (у них их немного) и отселился на километр вверх по реке. И всё, ушёл типа, но недалеко. К нему в гости приходят друзья, родственники, знакомые, по делам или просто мухоморов вместе поесть. Как я понял из контекста выбор у него был довольно богат: остаться в племени и терпеть какое-то осуждение, бросить жену, уйти в другое племя, взять с собой единомышленников и отселиться подальше, образовав новое племя, но он предпочел этот вариант.

Эти дикари очень мобильны. Не только племена регулярно перемещаются с места на место в поисках пищи, но и отдельные люди и семьи свободно переходят из одной группы в другую. Они не владеют землей, их собственность легко перевозима, они свободны в своих перемещениях.

Как и все люди они зависят друг от друга. Никто не способен выжить в одиночку — по крайней мере, в течение продолжительного времени. Но в мире, где легко уйти, следует бережно относиться к другим людям, иначе они покинут вас. Вы не можете обманывать их, издеваться над ними или принижать их (во всяком случае долго), иначе они покинут вас. На этом строится их демократия и взаимное уважение.

Определяя свободу как какой-то набор прав, мы легко можем вычислить какой свободы, какого права не хватает нашему обществу по сравнению с дикарями. Это право плюнуть на все и уйти.

Мы лишены этого права, или это право максимально ограничивается. По сравнению с дикарями мы менее свободны. Вернее, вообще не свободны. Те права и свободы, которые мы имеем (в разных странах и для разных групп разные) это не более чем подачки со стороны власть имущих для облегчения управления нами.

Чем же ограничено наше основное право? Прежде всего межгосударственными границами, гражданством, культурно-языковыми различиями, накопленным имуществом и связями, умением добывать пропитание, неуверенностью в результате перемен. Попытка реализовать свое право уйти в другое сообщество потребует значительных материальных потерь, много времени и усилий, связана с рисками.

В моральном аспекте это похоже на поражение, бегство с поля боя, проигрыш в битве за обретение счастья и возможности жить соответственно своим ценностям там, где родился, в кругу тех, кто уважает тебя и кого уважаешь ты. Еще есть понятия Родины, патриотизма, ностальгии и т.п.

Я уже не говорю о странах, которые используют законы, не позволяющие людям покинуть страну или сильно затрудняющие этот процесс. После Революции свободный выезд был запрещен уже через два месяца и демократия, равенство, справедливость и прочее стали просто не нужны, их начали выдавать дозировано в чисто прагматических целях для облегчения и сокращения накладных расходов на управление населением.

Правительство может не учитывать интересы населения, которое не имеет возможности уехать из страны. Когда люди имеют возможность эмигрировать, правительство должно понять, как заставить людей хотеть остаться, иначе некем будет управлять. Первые, кто уходит, это зачастую наиболее компетентные и ценные люди.

А иногда правительство целенаправленно избавляется от наиболее ценных сограждан, проводя одновременно политику обыдления оставшегося населения, усиливая в нем неуверенность в собственных силах. Я здесь использую термин «обыдление» не как ругательный, а как привитие определенной системы ценностей. Для быдла важно чтобы кто-то сверху им командовал, а быдло полностью и покорно выполняло эти команды. Быдло отрицает личность во всех ее проявлениях. И прежде всего такие черты как свобода, собственность и достоинство. Прежде всего, отрицается свобода. Самое страшное для быдла это лишиться своего хозяина, и получить свободу. Потому что быдло не может жить в условиях свободы, оно не может зарабатывать самостоятельно, оно боится брать на себя ответственность за собственную жизнь, зато стремиться переложить её на хозяина.

Принцип права ухода применяется не только на уровне целых сообществ и наций, но и на уровне семьи. Не секрет, что в современных обществах правовая и экономическая свобода развода является основной силой против насилия в семье.

Дети — это самая притесняемая возрастная группа, и не потому, что они маленькие и слабые, а потому, что они не имеют возможности уйти, как взрослые. Они не только не могут уйти из семьи, они не могу уйти даже из школы. Когда образование обязательно, школы, по сути, становятся тюрьмами. Ведь что такое тюрьма? Это место, где люди содержатся насильно и не имеют права выбирать, чем им заниматься, где находиться и с кем общаться. Тюремное заключение является у нас самым тяжелым видом наказания (пока вновь не введут смертную казнь).

Дети не могут уйти из школы, а внутри нее не могут уйти от злых учителей, тягостных и бессмысленных заданий или жестоких одноклассников. Дома они не могут уйти из неблагополучной семьи. Для некоторых детей один-единственный выход — это покончить с собой. Может быть решение проблемы с участившимися детскими суицидами надо решать в этой плоскости, а не контролем в соцсетях?

В статье  «Мифы офисного планктона» я писал от чего не зависит ваша должность и зарплата. Теперь напишу от чего она действительно зависит. Она зависит от возможности уйти, уйти к другому работодателю с минимальными потерями. Когда вы постоянно имеете такую возможность, то ваша зарплата постоянно растет, независимо от того ушли вы или вам подкинули денег на старой работе. Экономическая и правовая возможность уйти — это сила, которая уравнивает работника и работодателя. Никакой тайны здесь нет.

Пора и о социальных сетях что-то написать, как было анонсировано в начале статьи.

Социальные сети, группы и другие сообщества в интернете очень интересны одной своей особенностью – оттуда можно уйти с минимальными потерями. Захотел – вступил в группу, захотел – вышел если что-то не устраивает, захотел – организовал свою собственную. Конечно, существует интернет-зависимость, зомбирование и прочие явления достойные самого тщательного изучения, но основное право пока сохраняется. Видно, как это пытаются взять под контроль, ограничить, заблокировать, идентифицировать и т.д., но пока исход борьбы неясен.

А представьте себе, сидите вы за компьютером, пощелкали мышкой и отписались от социального сообщества Лимпопо и вступили в социальную группу Швейцария. И теперь вас не могут посадить за лайк или репост, в случае болезни за вами прилетает медицинский самолет в любую точку земного шара, вы платите швейцарские налоги, получаете огромную пенсию и местный лимпоповский мент в случае необоснованного наезда на вас получит выговор, а не премию. Может когда-то так и будет.

Обновлено: 27.12.2018 — 18:46

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *