Кредит

Владелец Икеи ездит на стареньком двадцатилетнем Вольво. Крупнейший в мире инвестиционный банкир Уоррен Баффетт живет в маленьком домишке, купленном в молодости по ипотеке. Многие миллиардеры отличаются тем, что по многу лет носят одни и те же костюмы и рубашки или вообще исключительно футболки и джинсы, дешевые часы, старые мобильники и т.д.

В чем причина: паталогическая жадность, эксцентричность, принципы?

Жадными их не назвать, как правило все они тратят миллионы и миллиарды на благотворительность. Эксцентричность тоже не подходит, они обычно предпочитают держаться в тени, не выпячиваться. Значит – принципы? Похоже на правду.

Как сказал классик, крупные состояния невозможно нажить честным путем. Невозможно одному человеку создать прибавочной стоимости или оказать услуг на миллиарды долларов. В основе крупных состояний лежит грабеж, узаконенный или не узаконенный. Эти ребята просто очень хорошо разбираются в грабеже и не хотят быть ограбленными даже на доллар.

Они считают, что товары долговременного пользования должны использоваться долговременно, все остальное – маркетинговый грабеж. В отличие от людей готовых заложить квартиру ради покупки новейшего мерседеса они понимают, что такое потребительский кредит. А каждую подобную трату они считают потребительским кредитом для себя и своего бизнеса.

Потребительский кредит — это узаконенная форма грабежа. А в случае товаров кратковременного пользования — грабеж в квадрате.

Брать потребительский кредит можно только в трех случаях: ипотека, автокредит (в ряде случаев) и в случае экстренной (жизненно важной) потребности в деньгах. Все остальное неприемлемо.

С ипотекой ясно, платишь ту же квартирную аренду, но это уже не чистая аренда, а лизинг, со временем платежи уменьшаются, а квартира переходит в твою собственность. Тут только риски.

С автокредитом сложнее, он имеет какой-то смысл если машины вообще нет, а она нужна позарез, когда альтернативой машине является такси. Стоимость владения машиной примерно вдвое дешевле поездок на такси. Но тут есть первоначальный крупный взнос – стоимость самой машины, который надо раскидать на время ее использования. Если годовая стоимость владения авто равна 100 тыс. руб., стоимость самой авто – 600 тыс., а годовая стоимость поездок на такси – 200 тыс. руб., то не трудно посчитать, что, начиная с седьмого года эксплуатации машины пойдет экономия. Прибавьте сюда проценты по автокредиту, недополученные проценты в случае держания денег на депозите и получится, что машина должна эксплуатироваться не менее семи лет, дальше можно каждый добавочный год считать, что сэкономил 100 тыс. руб.

Экстренная потребность в деньгах или форс-мажор. Тут все ясно, за исключением того, что для некоторых покупка шестого айфона является экстренной потребностью.

Теперь про грабеж в квадрате, про потребительский кредит на товары кратковременного пользования. Ну представьте, вы купили в кредит на 2 года товар срок службы которого составляет всего год, т.е. через год товара уже нет и надо покупать новый, а вам еще за старый год расплачиваться. Вы попали в долговой капкан. Апогеем этого грабежа является новая форма кредита на алкоголь в сети магазинов Ашан. Новость по всем СМИ прошла, люди инстинктивно возмущаются, иронизируют, только причину своего возмущения и иронии не все сформулировать могут.

Теперь рассмотрим принципиально другую форму кредита – коммерческий кредит. Он отличается не только экономически, а даже философски, он берется не для потребления, а для производства прибавочной стоимости и услуг, для получения прибыли. Если при потребительском кредите вы теряете (деньги и товары с услугами которые могли бы на них купить) и приобретаете право пользоваться чем-то ранее чем могли бы себе позволить без кредита, то при коммерческом кредите вы только приобретаете.

Предположим у вас есть 2 млн. руб. Вы на один млн. покупаете ларек, а на второй накупаете туда товаров. За год от торговли получаете миллион чистого дохода, из которого половину тратите на потребление, а вторую откладываете. Через 4 года у вас накопится 2 миллиона, и вы сможете открыть второй ларек.

Теперь второй вариант. Вы купили ларек и сразу заложили его под кредит в 2 миллиона. Т.е. открыли не один, а сразу два ларька. За год вы будете получать 2 миллиона чистого дохода, полмиллиона тратить на потребление, еще полмиллиона (25%) отдавать банку в виде процентов, остается миллион. Т.е. через два года вы сможете расплатиться с кредитом и вас будет два ларька в собственности не через четыре, а через два года. Тут имеет смысл заложить эти два ларька и т.д., бизнес начнет расти по экспоненте.

Мы поняли, что коммерческий кредит — это благо.

Теперь спустимся с небес на землю. На идиллическую картину, описанную выше накладывается ряд обстоятельств – наличие устойчивого сбыта, конкуренция, бюрократические препоны и т.д. Есть страны, в которых никакой кредит не поможет раскрутиться.

Но вернемся к идеальной модели.

А что, если руководит бизнесом не собственник, а наемный менеджер, у которого интересы развития бизнеса сочетаются с личными интересами? Что он выберет, удвоение бизнеса через два года (вместо четырех) или удвоение личного благосостояния наискорейшим способом? Ответ очевиден. Т.о. приходим к выводу, что вышеописанная идеальная схема коммерческого кредита при прочих равных условиях намного эффективнее в странах где основу экономики составляет мелкий и средний бизнес. В странах же где основу бизнеса составляют госкорпорации кредит является одним из способов обогащения топ-менеджеров этих корпораций и мало способствует развитию экономики.

Вот про эти реформы, про поддержку малого и среднего бизнеса, про реструктуризацию экономики все у нас и говорят. Только ничего не делают, а скорее наоборот.

Обновлено: 27.12.2018 — 18:49

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *